Создать яблоко и умереть
gabelev

«Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными.»
Стив Джобс


Стив Джобс умер. Создать Яблоко и умереть. Вполне достаточно для вечности. Как всякий независимый человек, он был буддистом, и это значит, нет причин скорбеть о его душе. У нас нет душ. Мы это вечно изменчивый поток сознания, не знающий ни начала ни конца. Мы те, кем себя мыслим. И потому нам нечего бояться ни на земле ни на небе. Стив мыслил себя гением. И был им.



Быть гением означает быть голодным. Быть безрассудным. Сытый подобен трупу. Кровь, мысли и чувства отливают от мозга и наполняют тело мертвящей вялостью. Расудительный хуже трупа. Он не знает, как лучше, но делает вид, будто знает. И от того всегда поступает худшим из возможных образом. От того никогда не решается на поступок. Не решается быть живым. Стив был живым.


«Ищите пока не найдете. Не останавливайтесь»
Стив Джобс



Жизнь это процесс перемен. Никто не в силах положить ее в карман. Жизнь это не то, чем вы владеете, а то, что проживаете. Стив сделал мертвое живым. Вдохнул жизнь в цифровые программы. Он был Создателем. Был богом. Теперь он часть породившей его вечности. Но еще он сказал Стенфордскую Речь. Три истории, поведанные божеством.
Нагорная проповедь новой эры. Это не остановить.



У нас есть его слова. Я расказажу о них. Я буду говорить с ними. Потому что о его деле не знает лишь ленивый. Миллиарды людей в сотнях стран пользуются плодами его разума. Он сделал для них больше чем Иисус. Больше чем пророки. И может быть почти столько же, сколько Будда. Возможно, он был буддой нового времени. Он просил нас не останавливаться. Искать пока не найдем.


«Вам придется на что-то положиться. На свой характер, судьбу, жизнь, карму — что угодно. Это то что никогда не подведет.»
Стив Джобс



Ваша опора это то что вы выбираете. Жизнь есть процесс вытягивания себя за влосы. Это работает. При условии, что мы сможем опереться на воздух. На наши мечты. На наши страхи. На то, что мы сделаем своей опрой. Но нас не удержат на весу чужие слова. Мы птицы, которые сами создают себе воздух и крылья, что бы летать. И разбиваются, лишь на миг остановившись.



Земля круглая, и это не страшно. Потому что падать некуда. Нет ни верха ни низа. Точно так же устроена наша жизнь. Она висит в пустоте, замкнутая на себя, и не падает, потому что падать некуда. Покуда мы ее не уроним. Так устроен и наш ум. Все черепахи, на которые опирается мир, находятся в нашем уме. Ум царь всего. Но это еще не повод приносить ему человеческие жертвы. Вы и так умрете.


«Смерть это наверное лучшее изобретение жизни. Она очищает старое, что бы дать дорогу новому»
Стив Джобс


Смерть это не жертва. Не жалкая попытка откупиться от вечности, променяв тело на бессмертие райских садов. Не наказание за грех, и не сделка с богами. Смерть это подарок. Прекрасная рамка, которую мы получаем в бонус при покупке картины. Без нее мы не повесим ее на стену. Не сможем ей любоваться. И даже не разглядим. Смерть это наши глаза. Это то, что делает нас зрячим.



Смерть это лучшее, что мы могли бы подарить себе. По счастью, она у нас уже есть. И это значит, что теперь мы можем подарить себе все, что захотим. С ней мы свободны. Можем делать что хотим, и стать кем захотим. Самими собой. Такими, какими решим сами. Потому что она сотрет наши ошибки. Вместе с успехами и победами. По этому мы можем играть. И придавать игре любой смысл.


«Ваше время ограничено, по этому не тратьте его на жизнь чьей-то чужой жизнью. Не попадайте в ловушку догмы, которая учит жить мыслями других людей. Не позволяйте шуму чужих мнений заглушить ваш внутрений голос. И самое главное, имейте мужество следовать своему сердцу и интуиции. Они каким-то образом уже знают то, кем вы хотите стать на самом деле. Все остальное вторично.»
Стив Джобс


Время это понимание. И оно утекает сквозь пальцы. Если вы ничего не поняли, значит вы никогда не были живыми. Знание это не то, что следует выучить. Не список готовых ответов. Верные ответы это яд. Жизнь это способ ощущать изменчивость мира собственной кожей. Почувствуйте свою кожу. Почувствуйте свой разум. Подставьте ветру его крылья. Другой возможности у вас не будет. И летите.


Что бы крылья окрепли, надо выпасть из гнезда. Если я попытаюсь жить вашей жизнью, это меня убьет. Если вы решите жить моей жизнью, это убьет вас. Я выбираю свою. А что выберете вы, я не знаю. Мне все равно. Не следуйте мне. Не следуйте Стиву. Будь он трижды гений. Наплюйте на все, что я вам рассказал. Живите своим умом. Или выкиньте свою жизнь на помойку.



Примечание:
В тексте цитируются фрагменты Стенфордской речи Стива Джобса. Она была произнесена им за десять лет до смерти, и с тех пор занимает первое место в рейтингах величайших речей, сказанных за историю человечества.


Для меня она по многим признакам относится к категории буддийских сутр. В соответствии со своим мнением, я поступил с ней как принято в буддийской традиции. Я разбил ее на строки, снабдив развернутым комментарием. Однако, я счел неуместным делать это с полным ее текстом. Думаю, будды на меня не обидятся.



Слово в защиту слова
gabelev

 Слово не воробей, а змея.


Говорят, что слова ничего не стоят. А если и стоят, то дешевле картошки в базарный день. Сыт брехней не будешь, на вороту оно не виснет, и вообще, порядочные люди сраму не имут, тем более, если занимаются публичной политикой.


Собака лает с трибуны, а караван идет куда макар телят не гонял. И никаких слов не хватит, дабы описать все то, что ждет в конце пути самых настойчивых, потому что они сами себе наказание. Оставим же слова, и станем обогащаться, закаляться и просветляться, используя материальные носители. От нематериальных же пользы никакой, а если и есть какая, так это один только вред.


Характерно, что всякий претендующий творить словом Добро априори почитается вором и шарлатаном. Во всяком случае, в нашей постмодернистской культуре, принявшей Мир за Текст. В ближайшем расмотрении космос оказался столь неприятным местом, что тень гадливости пала и на на Слово, якобы все это безобразие породившее.


Слово стало плотью, и она протухла. Потому что холодильник работает на электричестве, а не на заклинаниях.


Однако, идея животворения словом не умерла. Просто перекочевала из чемоданчика семейного врача в сундук гадалки. Логос, творящий миры, покинул философские трактаты и научные монографии, и расцвел на трибунах. Публичное слово стало огнем поядающим в устах мессий и спасителей отечества. Слово — удел болтунов, демагогов и бездельников. Люди дела бессловесны, стремительны и прекрасны. Мир по праву принадлежит им.


Слово, лишенное магии, теряет биологический эффект, так что лечить им больше никого нельзя. Тем более, создавать им миры.


Хотя, если очень захотеть, и присмотреться повнимательней... а потом захотеть еще сильнее, и присмотреться снова...


Потому что хочется чуда. Хочется исцелять раны мира, не творя насилие, но словом и духом единым. Тем более, Слово — часть Мира, и было бы странно полагать, что именно эта часть оказалась ущербне других. И в отличае от солнца, воздуха, воды, каленого железа, электрошока и медикаментов, не способна никого исцелять.


И тут можно пойти двумя путями. Можно послушать треп тех, кто уверяет нас в чудесах, прося за них лишь немного денег.
А можно подвергнуть слово проверке опытом, логикой и мысленным экспериментом. Способно оно таки влиять на Мир? И если да, то только ли в худшую сторону? И если нет, то почему и как? Итак, приступим.


Начнем с понимания сути этого самого «материального эффекта». Что он такое, и как достигается без слов, единым лишь делом? Ну, если по простому, когда мы человека окатим ледяной водой из ведра - не метафорически, а реально, биологический эффект будет?


А что считать эффектом? Да, сердечко враз забьется быстрей, давление поднимется, надпочечники заработают по другому, дыхательный паттерн изменится, состав крови, соответственно - ну и много чего еще. Ясно дело.


Это будет эффект кратковременный. А будет ли долговременный? Ну, иной раз будет, иной раз нет. Кто-то простудится, заболеет и умрет, если не лечить. Кто-то и не почешется. Кто-то во вкус войдет и моржеваться станет.


А если эту "интервенцию" многократно проводить? Ну, опять же, на кого как повлияет. Кто-то опять же простудится, воспаление легких, все такое... Кто-то закалится и иммунитет повысит - там всякая биохимия поменяется, тела-антитела, ну, неважно. А кто-то впадет в депрессию, или фобию выработает, или еще какой невроз. Опять таки, со всей присущей тому физиологией. Вот это и будут и долговременные эффекты. Здесь все понятно.

Теперь вопрос: А может ли "метафорическое ведро" с холодной водой дать такие же эфекты? То есть "доброе слово" в нужный миг сказанное, окажет ли эффект, подобный эффекту от применения материальных носителей воздействия?


Еще как!!!


Скажите человеку, что только что переспали с его женой... И наблюдайте кратковременный биологический эффект во всей красе. Только сперва оденьте себе на голову каску для безопасности эксперимента.


Будет ли при этом долговременный эфект? У кого как. Насколько убедительно скажете... плюс что вы ему еще скажете кроме этого, плюс еще масса компонентов.


А если эту "терапевтическую процедуру" проводить регулярно? Недельки две, по часу в день, надежно зафиксировав подопытного в кресле, и рассказывая ему самые смачные подробности произошедшего?


Будет ли долговременный биологический эффект? Еще какой, вплоть до язвы желудка, инфаркта, инсульта и импотенции. Не считая трупа самой жены... и, возможно, вашего. Однако, наука без жертв - что свадьба без драки, так что экспериментатором всегда можно пожертвовать ради торжества истины.


Итак, выходит что словом легко можно воздействовать не только на психику человека, но и на его материальное тело, достигая, в зависимости от параметров воздействия, как краткосрочных, так и долгосрочных эффеков.


И тут возникает вопрос: Можно ли точно так же, словом, достигать долговременных полезных для человека биологических эффектов?


Да, и еще как! Просто не говорите ему, что спали с его женой... и что президентом его страны на третий срок будет все тот же милый человек в прекрасно сшитом сером костюме...


Иногда польза — это лишь отказ от причинения вреда. А иногда наоборот. Слово это не воробей, а змея, и оно не летает прямо. И слишком часто возвращается.



Любовь и иные виды лжи
gabelev

Бывает маленькая ложь, большая ложь, и статистика.


Мои друзья, психологи и журналисты, недавно провели исследование. Изучали виртуальные знакомства и все то что за ними следует. Оказалось, не следует ничего. Или почти ничего. И уж во всяком случае совсем не то, на что расчитывают любители виртуала. Из 100 писем лишь 20 ведут к последующей переписке. К встрече приводят лишь два. К отношениям — меньше одного. Просто статистика.


Характерно, что результат не зависит от стиля общения, эстетических пристрастий и образовательного уровня. Каждый находит свое. Похоже это означает, что мы не можем нравиться всем. Не стоит и пытаться.


Значит ли это, что любая мечта окажется пустой надеждой? Никто не знает заранее. Если ничего не делать, не получаешь ничего. Если делать, результат обычно тот же, только дольше и больней. Хотя сам процесс чертовски увлекает.


И это накладывает неповторимый отпечаток на весь виртуальный флирт...


Бывает маленькая ложь, большая ложь, и Любовь.


Если человек знает, что его усилия принесут в результате разочарование и боль, станет ли он доводить их до конца? Ответ очевиден. В виртуале общаются не для того, что бы найти любовь, а что бы избежать разочарования. Почти неизбежного при реальном контакте. Значит, приходится искать так, что бы не найти. А находя, избегать искомого всеми силами. Странно, но это у многих это получается хорошо.


Когда результат опасен, внимание переносится на процесс. Общение становится танцем, в котором каждое движение - ложь. Или игра. В виртуале мы можем быть кем угодно, играть любые роли... и даже позволить себе реально влюбиться.


Виртуальный танец творит чудеса. Мужчина превращается то в галантного принца, то в безумного самца, мечтающего лишь о сексе. Его собеседница примеряет на себя роль то непреступной и робкой возлюбленной, то дикой хищной стервы.


Истина же как всегда где-то рядом...


Бывает Статистика, бывает Любовь, и иногда даже Секс.


Люди живые. Они хотят любить и быть любимыми, потому что это часть их природы. Еще они полагают, что в этом секрет счастья. Но они знают, как больно обмануться. По этому виртуальная игра стремится стать бесконечной. Пока один из игроков не начнет принимать ее всерьез. Это приводит к разрыву, или к реальной встрече. Иногда людей ждет приятный сюрприз. Иногда наоборот. Гарантий никаких.


Близость это радость быть вместе. Любовь же есть тщетная попытка найти в другом Бога. Или Богиню. Встретить того, кому стоит поклоняться и кем гордиться, кто утешит, защитит и убережет. Но мы просто люди. И это совсем не стыдно.


Однако, казаться божеством приятней, чем открыться незнакомцу. Незнакомец пугает. Но он лишь зеркало, отражающее наши страхи. И тогда надо пройти сквозь них сжав зубы, хотя никто не обещает результат. Но иногда оно того стоит.


Быть собой — огромное удовольствие. Но оно не заменит радости быть с другим.


............................


При написании использованы материалы с форума b17 и результаты личных бесед. Приношу благодарность всем участникам исследования, включая оказавшихся таковыми невольно для себя.


Подробное обсуждение темы здесь:


http://b17.ru/forum/topic.php?id=1989&p=1



Врата Рая
gabelev
 

Добрые люди рассказали историю:


Однажды умер человек. Его пес лег рядом и умер вместе с ним. Вскоре оба они подошли к Вратам Рая. Увидал человек на Вратах табличку: «С собаками вход запрещен», и не пошел в врата.


Рассказал и я им историю в ответ:


Однажды умер человек. Его пес лег рядом и умер вместе с ним. Его кот лег и умер чуть поодаль. Умерли рыбки в аквариуме. Умерли и птицы на подоконнике, которых он всегда кормил. Умерли его соседи, сначала по лестничной клетке, а потом и по подъезду. А чуть позже и во всем квартале... И когда объявили эпидемиологическую тревогу, было уже поздно. Через некоторое время умерли все. Земля стала безвидна и пуста, и лишь дух божий носился над водами.

Вскоре все эти существа подошли к открытым настежь Вратам Рая. Посмотрели пристально, плюнули Создателю под ноги, и не пошли во врата.


Придет время, и добрые люди, рассказывающие трогательные истории о собачьей верности и человеческой чести, умрут. Умру и я. И все кто это читает. Все кто нам близок. Все, кто любил нас и кого любили мы. Но, поскольку Создатель не только злонамерен, но и изощрен, и умеет растягивать удовольствие на годы, взглянуть в его глаза и плюнуть ему под ноги осмелятся лишь немногие.



Был в лесу
gabelev

Был давеча в лесу. Просто решил пообщаться с природой, подпитаться вдохновением, все такое. Увидел, однако, многое странное, и даже опровергающее привычные представления горожанина о природе. Даже, представления Продвинутого Креативного Горожанина, если мне будет позволено самонадеянно присвоить себе этот высокий статус.

Например, выяснилось, что единственными обитающими в лесу зверушками являются кошки. Встретил аж трех. Причем две из них были очень странные.

Одна пронеслась мимо меня на огромной скорости чуть не затоптав, и скрылась в чаще даже не взглянув в мою сторону...

Другая вобще была то ли обкуренная, то ли медитировала, то ли поела не тех грибов, и сидела в странной позе абсолютно неподвижно на полянке, неотрывно вглядываясь во что-то невидимое в кустах перед собой. Я специально постоял минут десять - так она и не пошевелилась!

Но кошки это еще пол беды... Вы наверное мне не поверите, но там по лесу бродят огромные целофановые пакеты на человеческих ножках... и возможно, они даже живые... или содержат внутри себя каких-то живых существ, размером как правило с взрослого человека, но передвигаются они как-то очень странно, хаотично, медленно как зомби, и абсолютно бессистемно.

При этом они регулярно ощупывают траву перед собой торчащим из них прутиком, и даже что-то там регуляроно находят. Тогда целофановые пакеты радуются, останавливаются, и что-то делают в траве. По видиму, это некие ритуальные действия, суть коих от меня самым прискорбным образом ускользнула...

Так что, лес - это очень странное место. Подумайте об этом, прежде чем туда отправиться. Хотя, с другой стороны, лес - это самая креативная среда на свете из всех возможных!



Ночь оживающих горожан
gabelev

На днях мой город постиг праздник. По странному капризу инициаторов, мало связаному с историческими реалиями, один из дождливых осенних дней был объявлен Днем Рождения Города. Судя по всему, авторы затеи полагали, что град наш, «расположением прекрасен, но строением ужасен», мог быть зачат именно в такое время, и при соответствующих погодных условиях, неотвратимо наложивших свой нестираемый веками отпечаток на его каменное чело. Хотя, учитывая крайнюю экзотичность мышеления нашей власти, она легко могла руководствоваться и чисто астрологическими соображениями. Но лично я, окажись на месте древнего князя, выбрал бы для начала широкомасштабных градостроительных экспериментов более теплое время.


Однако, дело сделано, и остается праздновать то что есть. И в том составе, который уродился. С наступлением назначеной даты, центр города изменился самым драматическим образом. Исчезли привычно текущие потоки стильно одетых людей и растворились веселые стайки студентов. Затихли выверенные шаги никуда не спешащих красавиц. Словно цунами смахнуло вереницы машин, сошедших на наши узкие улочки со страниц последнего каталога специально для того, что бы закупорить их неодолимыми пробками. Теперь по улицам и площадям шествует народ. Отвергнутые и забытые вернулись, что бы напомнить о себе. Их жутковатый вал, подобно орде диких варваров, прокатился по брошенному на поругание центру, оставив после себя горы хлама.


Лик народа оказался очень странным. Впрочем, внешность, манера одеваться и выражение лица обитателей центра, попадись они в тот день на глаза, показалось бы самому народу столь же непривычным. Похоже, это действительно две страны. И граница проходит не где-то по МКАДу, отделившему крепостным рвом столицу от Дикого Поля, а в каждом отдельно взятом городе. В том числе и в моем, от столичных контрастов немного удаленном. И есть впечатление, словно это не только не пересекающиеся Пространства, но и два очень разных Времени. Там — все еще 90-е. Причем они не думают заканчиваться. То, что наивные культурологи приняли за ностальгию по истокам и моду на стиль ретро, являет собой повседневную реальность для миллионов.


Там, в этой Иной Реальности, еше звучит русский шансон. Мужчины по прежнему стригутся под заключенных и заправляют турецкий свитер в необъятные адидасовские шаровары, а их подруги смахивают на уличных торговок времен гайдаровских реформ. Молодые парни за бутылочкой паленой водки грезят о карьере рэкетира, а отнюдь не топ-менеджера крупной корпорации. А по выражению глаз юных прелестниц легко угадать направление их светлых фантазий. Однако, мода мыть голову и умение пользоваться косметикой в их суровый край пробиваются с трудом, в связи с чем перспективы обольстительниц вряд ли можно считать завидными. В отличае от их быковатых бой-френдов, ласково кроющих подруг матерком. Их будущее как раз легко предсказуемо.


И это — будущее моей страны. Наше будущее, это наше прошлое. Вечное вчера, плавно переходящее в окончательную смерть. С распадом этноса и зачисткой территории более жизнеспособными новыми хозяевами. День города — это пир обреченных. Шествие временно живых мертвецов. При этом креативный класс может сколь угодно тешить себя мечтой о постмодерне, и галлюцинировать ризомы. Но людям нет дела до фантазий клоунов, составляющих менее десятой доли процента популяции. Эти ребята не читают ЖЖ. Они предпочтут пить и бить друг другжке лицо. И это правильный выбор. На их месте каждый из нас поступил бы так же. Потому что бытие есть проявление сознания, а русское сознание есть продкт избиения его носителей.


И если родной власти сегодня мы обязаны лишним поводом для драки, то сравнительная этнография подарила нам осонание сути куража. Всякий праздник это карнавал. Особые дни и ночи, когда привычный миропорядок опрокидывается с ног на голову. Аристократический центр отдается под игрища черни, а вчерашние властители дум прячутся по углам. Девиантное поведение становится публично отправляемой нормой, и свеженачищенные парадные подъезды превращаются в благоухающую клоаку. Карнавал это ночь живых мертвецов. Точка, когда параллельные миры соединяются. И мы видим Темную Сторону Луны во всем ее великолепии. Вернее, темную сторону собственного народа. И нашего личного столь ценимого нами сознания.


Карнавал это день, когда разум терпит поражение. И мы об этом знаем. Хотя предпочитаем запивать нахлынувшее осознание чужеземной огненной водой из заморского кактуса, дабы и в этом отличиться от шумящего под окном моря соплеменников. Но голос Земли и Крови горячит дух, и галантные слова покидают нас с опостылевшими приличиями и доставшей вконец толерантностью. И тогда мы смотрим друг другу в глаза и говорим Правду. А потом плачем, бьем собеседнику между глаз, и танцуем голые на столе. До тех пор, пока милосердный сон не снизойдет на нас, и не сокроет причудливым маревом неведомое и неизбежное грядущее. А за окном победным маршем шествует ночь оживших горожан. И упаси вам бог вставать на ее пути.



Креативная Среда
gabelev
 

Креативная Среда — самоорганизующаяся группа лиц, по форме представляющая собой интеллектуально-креативный партизанский отряд, действующий на временно окупированной силами Маразма территроии. Под окупированной территорией здесь и далее понимается поверхность Земли, за исключением особых, свободных от глупости и творческого бессилия Освобожденных Территорий. Будучи по природе не только Криэйторами, но и Реалистами, члены КС в настоящий момент сосредоточили усилия на превращении родного города и его окрестностей в территорию, свободную от маразма.

 

Согласно тайным убеждениям членов КС, творчество, талант и гениальность являются врожденными качествами многих живых существ, но проявляются лишь в свободной и защищенной от идиотизма среде. Порождением, вынашиванием и вскармливанием этой среды и занимается упомянутая группа лиц на своих тайных сборищах. Об этих собраниях, проходящих в секретном месте в самом центре города, ходят противоречивые слухи. Утверждают даже, будто всяк посетивший их смертный по выходу напрочь лишается памяти о всем с ним там произошедшем.

 

Участники упомянутой группы давно стали объектом мифотворчества. О их делах слагают легенды. Молва приписывает им силы, попирающие самые непреложные законы природы. Утверждают даже, будто члены группы могут в любой момент зайти в кабинет губернатора, минуя стражу и не платя за это денег. Сами герои слухи не подтверждают, но и не отрицают, храня загадочное молчание. Поговаривают так же, что эти люди в настоящий момент планируют радикально изменить геометрию своего города, осуществив силою мысли перенос его административного центра к черту на кулички.


Как бы там ни было, но у черта на куличках под означеный проект уже расчищают участок. Освободившийся городской центр члены группы планируют отвести под собственое логово, то есть под питательную среду для взращивания творчества, искусств и свободы мысли. Предполагается, что следствием этой преступной аферы станет небывалый подъем лучших сил родного края, соединенный с консолидацией Креативного Класса. Означенный Класс, по утверждениям членов группы, и является тем самым упоминаемым в мифах Спасителем Человечества, способным вывести его из той задницы, в которой оно пребывает несколько тысяч лет. Возможно, это лишь легенда о Рыцарях Краглого Стола, но столь же вероятно, что за слухами кроется реальность, невообразимо более загадочная и мощная, нежели самые смелые предположения. Посмотрим?


Страничка группы Креативная Среда в фейсбук:

http://ru-ru.facebook.com/pages/%D0%9A%D1%80%D0%B5%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%A1%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B0-%D0%9D%D0%B8%D0%B6%D0%BD%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B0/154974757908846



Жуй Войне
gabelev

 

Это не китайское имя. Это вообще не имя. Это та часть тела, которую я хочу показать Войне. И всем тем, кто ее любит. Потому что Война — это те кто ее любят и хотят. Они ее дети и ее отцы. Слившиеся с ней в кровосмесительном экстазе. Меня тошнит от них. Я хочу, но не могу назвать этих тварей их подлинным именем. Не могу сказать, на каком месте я хочу видеть Друзей Войны, поющих гимн смерти. Я слишком уважаю свой язык.


 

Ужас не победить красотой. Хама и мерзкою свинью, плюющую вам в лицо, пинками гонят из приличного общества, а не читают ему стихов. Человек, зовущий мир к войне, в моих глазах перестает быть человеком и является свиньей. Независимо от глубины его философского ума и заслуг перед отечеством. Невзирая на статус и воинское звание. Ранг по службе не делает нас человеческими существами. Это наша работа — стать людьми.


 

Для многих она слишком тяжела. Они предпочли участь свиньи. Военно-патриотической свиньи. Потому что любить Родину, это одно, а любить Смерть, это совсем другое. И не надо позволять себя путать выскоми словами. Ублюдки, мечтающие что бы вы умирали за их идеи на полях сражений в лужах крови и дерьма, хорошо научились говорить красивые речи. От них захватывает дух. Остановите себя. И плюньте им в рот.


 

Потому что, если Вы этого не сделаете, если позволите им говорить, то именно Вы будете корчиться в агонии на дне сырого окопа с развороченным брюхом, собирая в грязи собственные кишки. Или это будет кто-то из тех, кого Вы любите. И это может случиться быстрее, чем Вы думаете. Как это уже случилось с поколением наших дедов семьдесят лет назад. И с их сверстниками по всему миру. Независимо от языка и нации.


 

Сегодня ночь их памяти. Мы не знаем их имен. Но они умерли, что бы мы жили. И я не хочу, чтоб их разорванные тела стали знаменем новых военных свиней. Тех, для кого история — это история войн и побед. История убийства одними человеческими существами других ради химер, называемых родина, вера и честь. Нет чести в том, что бы убивать и умирать. Честь в том, что бы жить и делать мир лучше. Моя родина это Жизнь.


 

Те же, чья родина — Смерть, мне иноземцы. Я не хочу слышать их лай с телеэкранов под гязг танковых гусениц и рев боевых самолетов. И не хочу, чтоб его слышали прекасные мальчики и девочки, рожденные что бы любить и быть любимыми. Потому что их сердца открыты, и тела полны сил, но слишком многое мешает им жить в полную силу. Им легко показать врага. Увлечь суровым строем военного парада и эстетикой геройской смерти.


 

Мир это уже проходил. Много раз. И едва остался жив. А его прекрасные молодые люди стали пищей для червей. Я не хочу, что бы это случилось на моей земле еще раз. И по этому я хочу показать войне то, что не показывают обычно друг-другу приличные люди. Не потому что я эксгибиционист. Просто потому, что со свиньями надо вести себя по свински. И никак иначе. Пока они не вошли в силу и не растоптали все то, что вам дорого.


 

Жуй войне. Жуй всем военным свиньям. Я не хочу, что бы вы паслись посреди моей страны. Что бы отравляли умы с телеэкранов. Мы проживем без вас, и это будет прекрасная жизнь.



Огурцы убийцы
gabelev

 

Кто к нам с огурцом придет, тот от огурца и погибнет...


 

Русские люди всегда недовериво смотрели на Запад. Какого добра можно ждать от страны, где даже солнце норовит скрыться за горизонт? И как они там живут, болезные, во тьме и невежестве, не познавшие ни благой вести бога православного, ни отеческой порки, ни счастья склонить колена под сильною рукой, и лизать, лизать сладко сапоги вождей и начальников, от мала до велика...


 

Напасть и морок вечно приходили с тех мрачных краев. То конституция, наглым сапогом поправшая гордое чело самодержца. То свобода слова, бесстыдно извлекшая кляп из уст умников и писак, от веку вставленный туда пращурами. То искусительное право самим выбирать себе начальников... Благо, власть хранила бдительность, и берегла народ от заразы сколь было в силах. Да и народ себя стерег.


 

Однако, беда не приходит одна. Не успели мы, под рукою богом данной власти, стряхнуть проклятую свободу, как пожаловала новая чума. На бескрайние нивы, на дремлющие села и города, надвинулось и встало у порога войско врага. На сей раз коварный дух запада явился к нам в обличьи мирного овоща. Обычный ни примечательный с виду огурец стал ныне носителем страшного зла. И он уже среди нас.


 

Марширующие строем ряды вражеских огурцов занимают без боя полки наших магазинов. Бессчетными ордами пересекают границу в запломбированных вагонах, и устремляются, подобно изготовившейся к прыжку змее, к самому сердцу страны. Их источающие яд клыки готовы вонзиться во все святое, что дорого нам от веку. Под их копытами пали крестьянские поля, не сдержав победного натиска тьмы.


 

По счастью, дозорные с высоких башен Кремля не дремали, и углядели напасть. И кликнули клич, и отозвалось ему сердце патриота, если не был он продавшим родину презренным торговцем овощами. Потому что торговать забугорным ему, видите-ли, выгодней и проще, чем гниющими плодами отчизны. А что бы отклик был горячее, объявили граду и миру, что огурцы, пришедшие с запада, несут смерть.


 

И ходит смерть, в обличьи огурца, по городам и хатам, и косит люд направо и налево. И пали жертвой многие, кто в легкомыслии решил побаловать себя заморским яством вместо детища родимых нив. И от греха того желудок изменил им, и восстал, и обличал их, и свидетельствовал против них сурово. От мук тех сии несчастные и отошли в мир праотцов вскорости, бесславно и без покаяния.


 

На том и сказке конец, и урок и поучение. А кто слушал молодец, и не станет есть заморский овощь, нам на погибель взращенный рукою врага. Власть же отечески защитит нас от бед, если мы и дальше будем вылизывать ей то, что она прикажет. А не станем дивиться запрету на торговлю европейскими овощами, и засунем себе куда подальше вопросы о том, кто, кому, и сколько за это заплатил.


 



Городской колумб
gabelev

 

 

 

Иногда я вспоминаю. Время и память так устроены. Несмотря на модные заклинания про здесь-и-сейчас, вспоминают все. И это здорово. Память и умение с ней обращаться делает нас людьми. Потому что наша личность — это воспоминания о нас, вызванные из небытия нами самими. То есть, мы — это воспоминания о воспоминаниях. Правы полагавшие, что мы живем, пока нас помнят. И не можем прийти сюда еще раз, пока память о нас не умрет. Хотя нет никакого «Я», которое бы приходило и уходило. Ведь воспоминания не ходят. Они всегда там, где и были. В Прошлом.


 

Однажды, ребенком, я шел по улице в чужом районе. Я любил "путешествовать" - сбежать с уроков, или просто в свободное время, прыгнуть в автобус и укатить подальше, гулять по своему городу, который тогда казался мне таким огромным и неизвестным, открывать неизвестные улицы и площади, смотреть на незнакомые мне здания, замечать на улицах автобусы и трамваи с невиданными мне номерами. Этакий Маленький Колумб, ищущий неведомых земель и находящий иногда приключений на то место, откуда растут бегущие по земле ноги. Ах уж эти Приключения...


 

И вот, иду я, куда глаза глядят, сиречь прямо по тротуару вдоль дороги, а время было самое советское, пробок не было, да что пробок - движения не было практически! Кроме как на главных улицах, а эта была окольная, до сих пор ее днем перейти спокойно можно от машин не уворачиваясь, а тогда вовсе пусто было...


 

Время было самый рабочий день, и район спальный, на улице пусто как после взрыва нейтронной бомбы, звенящая пустота. Иду, глазею...


 

И тут навстречу мне идет пацан, и видно, что на год-два меня постарше. А то и на все три. А в 14 лет три года, это огромная разница и подавляющее превосходство в силе. А времечко было хулиганское, в чужом районе запросто подходили, спрашивали "ты откуда?!" и лицо били чужакам почем зря, да и мелочь отнимали...


 

Вобщем, иду я, и понимаю - попал... И никого Больших и Взрослых рядом, чтоб к ним примазаться и чтоб защитили... И собрался я на другую сторону улицы перейти - чтоб с будущим обидчиком моим не встретиться...


 

Ан думаю - ведь перейду на ту сторону - а он же не тупой! Все поймет, что я испугался - и за мной!!! И тогда точно кранты... Бить будет сурово и безжалостно, как труса, и ничто не спасет, и будет очень больно...


 

Так и замешкался я в этих мыслях. Иду ему навстречу, озираюсь - а иду. И он идет...


 

И тут - вижу в его глазах Ужас... И он как-то вдруг сгорбился, съежился - и быстренько так озираясь перебежал на другую сторону улицы!!!


 

И тут я все понял...


 

Я понял, что люди боятся. Боятся всего. Меня. Просто потому что я - Человек. И боятся все и всего. А герой это тот, кто не выдал своего страха на секунду дольше. Только миг надо продержаться. Победитель — берет себе все.


 

И с тех пор пошла у меня совсем другая жизнь...


 

С тех пор понял я как быть крутым. Узнал, что это легко и приятно. И видеть страх в глазах Другого - это дикий восторг. А власть держать судьбу Другого в своей руке — невыразимое наслаждение, выше коего нет на земле, да и на небе наверное нет....


 

Вот от этой жизни мне потом пришлось долго отделываться - и от всего того, что я в ней сделал, и от того, что чувствовал, и того, в чем себя тогда убедил. И это действительно огромное наслаждение и настоящая свобода. Глупо прожить жизнь по решениям, принятым когда-то маленьким напуганным подростком. И бесконечно глупо полагать их истинами о человеческой природе и руководством о том как жить. Еще глупее за них умирать. Хотя многие из тех, кого я знал, так и поступили.


 

Но это уже совсем другая история, и друзьям своим я обещал о ней долго не писать, пока они совсем старые не станут. А пока — хватит.


 

....................


 

Недавно эта старая история имела продолжение. Я вновь решил надеть маску городского колумба. Всего на день. Оставить ключи от машины и забыть про важные дела. Прыгнуть в первый попавшийся автобус, и поехать куда глаза глядят, пройтись по местам и районам, где не был много лет, а то и десятилетий, или вовсе никогда, потому что районов тех в ту давнюю пору еще небыло, или не хватило духу туда добраться. Правда, сегодня поездка по нашим улицам может занять долгие часы, и что бы избежать пробок я выбрал один из выходных, когда город окунается в сонное прошлое.


 

Именно выбрал, а не «пожертвовал», как часто говорят о потраченных на собственные причуды часах и днях. Потому что наше время это наша жизнь, а не две разных вещи или параллельных процесса, текущих, словно две реки всяк своим чередом. И нет возможности положить сэкономленное время в банк под проценты, а потом востребовать его на что-то более важное, или под старость, когда осознаешь по настоящему цену каждой лишней минуты, и жить на него. Нет. Оно все равно пройдет. Как прошли минуты, когда я писал эти слова. И ни одна из них не была напрасной.


 

Сожалеть о прошедшем есть удел неудачников. Тех, кто находит в минувшем лишь корни сегодняшних огорчений. Независимо от того, что там было на самом деле. Участь победителей не многим лучше, хотя для них воспоминания, это память об успехах и преградах, преодоленных на пути к сегодняшней высоте. Им веселее жить, покуда очередной барьер не сломает им ноги. Пусть даже это окажется последняя высота — смерть. Мудрый использует память как хозяйка свой погреб. Как кладовую для полезных вещей. Даже если мы сами их туда поместили.


 

Мы — это то, что мы помним о себе.


 

А еще, мы — это наши причуды. Потому что в них отражаются до конца наши тайные мечты, и открываются лики всех тех ставшие тенями никогда не живших людей, которыми мы могли бы стать, да так и не стали, и никогда уже не будем. Потому что жизнь, это выбор. Предполагающий убийство самого себя в альтернативных версиях. И всякое решение отсекает от нас бесконечную череду других возможных «Я» в других неслучившихся будущих. Существуют ли они где-то, подобно параллельным мирам фантастических романов? Кто знает. Мы здесь, и мы те, кто мы есть.


 

Кем бы я стал, если бы та давняя встреча произошла иначе? Если бы Я, а не Он, перешел первым на другую сторону улицы? Если бы я вобще никогда не оказался там? Я был бы другим человеком, принял другие решения, встретил других людей, и поступил бы с ними по другому. Я думал бы иначе, верил в иное, вспоминал другие события и читал другие книги. Тот «Я», кто я есть сейчас, был бы мертв. А жил бы вместо него другой, незнакомый мне человек, общего со мной у которого были бы лишь детские воспоминания до того дня. Был бы это Я? И что это тогда — быть собой?


 

Да была ли эта встреча? Или я сам ее туда поместил? В годы куда более поздние, когда услужливая память создает объяснения сегодняшним дням? Или во времена бесконечно более поздние, когда я стал переделывать себя, как архитектор перестраивает старый город по новому проекту, потому что жить в старом стало уже не комфортно, и новому мне потребовалось не только новое настоящее, и новое будущее, но и новое прошлое? Ведь память, это всегда реконструкция. А не путешествие на машине времени. Память это змея, кусающая сама себя за хвост.


 

Прошлое это то, что мы будем вспоминать о сегодняшнем дне в будущем, когда оно настанет. А не здесь-и-сейчас, замороженное на века в морозилке подсознания.


 

....................


 

Город произвел странное впечатление. Это действительно было похоже на путешествие на машине времени. Пространство, словно послушавшись Эйнштейна, развернулось в линию времен, хотя наша скорость была бесконечно далека от световой. Или я просто того не заметил? Живя в центре, ощущаешь эпоху. Новые лица. Люди, одетые со страниц модных журналов на авто из последнего каталога. Современный язык, актуальные темы и концептуальное искусство. Архитектура нефтебума, разреженная скелетами кризисных недостроев. Стильный постмодерн плакатов. И вдруг...


 

Чадящий автобус словно перенес меня в девяностые. Кричащие желто-красные вывески в беспорядке налеплены на обшарпанные стены. Озлобленные лица оплывших людей в китайском ширпотребе. Компании стриженных ежиком парней с хмуро сведенными бровями перетерают рамсы на давно забытом наречии из песен русских шансонье. Грязь, пыль, обшарпанные детища советского автопрома на вечном приколе у бордюра. Вопящие матом на детей молодые мамы. Орущие на них на том же языке мужья с бутылкой пива в плохо слушающейся руке.


 

Есть такое слово — родина... Возможно, мы называем родиной ту часть своей собственной памяти, которую не можем изменить? Окостеневший скелет нашего «Я», на который мы можем нарастить любые мускулы и напялить модный костюм, но естество так и будет выпирать при каждом неосторожном движеньи? Было ли мое путешествие тем самым неосторожным движением? Причудой, показавшей мне мое истинное лицо? Или лицо моего народа, моей страны? Узрев которое, я в ужасе отшатнулся? Но, я не чувствовал ни ужаса ни отвращенья. Скорее, восторг...


 

Радовался ли я за этих людей? Или за то, что я не один из них? За использованный шанс избежать их доли? Или узнавал собственную молодость, когда это был мой мир, а я - одним из тех нахмуренных молодых людей, рассуждающих на странном наречии об истинном и ложном. О добре и зле, о честных пацанах и омерзительных предателях-козлах, и о том, как первым положено поступать со вторыми. О позорной и незавидной роли баб, и гордом имени настоящего парня. О набивших карманы комерсантах, не желающих по собственной воле делиться, и о том, что со всем этим делать.


 

Возможно ли, что они — это я? Только сделавшие другой выбор? На той безлюдной улочке, примостившейся в темном уголке памяти. И общие у нас лишь воспоминания о детстве, да о стране, которую мы потеряли, только не помним где. И нет ни одного живого существа в той стране, кроме меня и моих отражений. Теней никогда не живших, причудливо отразившихся в моих глазах. А может, затем и совершил свое путешествие Колумб, что бы искать путь в прекрасные края, а понять, что мир — круглый? И куда бы мы ни пошли, встречать мы будем лишь самого себя? Да и есть ли здесь кто-то другой?


 

......................


 


 



?

Log in

No account? Create an account